Поселение Уч-Баш. Кизил-кобинская культура

27 августа 2019

Поселение Уч-Баш, расположенное около Инкермана, является одним из наиболее важных памятников кизил-кобинской культуры. В 1952 году директор Херсонесского музея Станислав Францевич Стржелецкий, закончив работу над текстом кандидатской диссертации «Очерки истории Гераклейского полуострова и его округи в эпоху поздней бронзы и раннего железа (середина ІІ тыс. до н. э. — V в. до н. э.)», решил подтвердить ее результаты археологическими раскопками. Первостепенным он определил исследование чертова городища, уже тогда получившего название «Уч-Баш».

В результате раскопок этого поселения в 1952–1953 годах были добыты значительные по объему археологические материалы. Однако полученные результаты настолько отличались от выводов диссертации, что по рекомендации научного руководителя Б. Н. Гракова от ее защиты пришлось отказаться. С. Ф. Стржелецкий планировал продолжить исследования на Уч-Баше, но возобновились они лишь в 2006 г., когда Инкерманский отряд Севастопольской археологической экспедиции под руководством Кравченко Э.А. начал проводить охранно-спасательные исследования этого памятника в рамках государственной программы по обезвреживанию и ликвидации взрывоопасных объектов в Севастополе и Керчи.

Укрепленное поселение Уч-Баш возникло в конце ХІ в. до н. э., а перестало существовать в середине VIII в. до н. э. Его существование охватило два ранних периода кизил-кобинской культуры — старший и младший дотаврские, для которых оно является самым крупным. Во второй половине VIII в. до н. э. на месте сожженного Уч-Башского городища появляется новое поселение, уже связанное с началом таврского периода кизил-кобинской культуры. жизнь на этом поселении длилась недолго — до рубежа VIII/VII — начала VII в. до н. э.

Впервые проводивший раскопки в 1952 году С. Ф. Стржелецкий, правильно и без колебаний связал открытые остатки кладки с кизил-кобинским поселением. Однако, следом за этим, видимо под влиянием Б. Н. Гракова, в предварительной публикации строительные остатки были соотнесены со средневековым монастырским комплексом. Следует предполагать, что автор раскопок был прав в первом случае, поскольку характер описываемых им строительных остатков целиком соответствует комплексам, исследованным в последние годы.

В слое щебнистого суглинка фиксируются группы камней завала кладок оборонительных сооружений, как видно на плане, двумя полосами, вытянутыми в меридиональном направлении. Поверхность слоя, особенно в нижней части раскопа на склоне над искусственными террасами сохранила следы сильного пожара с прокалом камней и остатками углей, на которые упали крупные плиты из конструкции стен. Среди находок — кизилкобинская керамика, кости животных, обломки изделий.

Под суглинком расположен слой супеси, соответствующий уровню древней дневной поверхности с пятнами горения и завалом стены, которую он полностью перекрывает. Следует отметить чрезвычайную наполненность этого слоя находками, связанными с предметами вооружения, конской сбруи и украшений костюма. Слой супеси также содержал большое количество морских и речных голышей, что не характерно для других слоев, практически одного размера и веса. Этот слой перекрыт мощным слоем зольника, материальные остатки которого демонстрируют следующий этап жизнедеятельности на месте сгоревшего поселения и следующий период кизил-кобинской культуры — таврский.

Остатки оборонительных сооружений представлены несколькими рядами разрушенных и оползших каменных конструкций со следами сильного перекала на уровне древней дневной поверхности. Внешняя линия каменных оборонительных сооружений представлена каменной кладкой из двух фасов шириной до 2,5 м. Стена была углублена в материк не менее чем на 1 м и поставлена на трамбовку из смеси бентонита и мергелевого щебня. Фасы стены были сложены из камней крупного (0,6х0,4х0,3 м), среднего (0,3х0,2х0,2 м) и мелкого (0,15х0,1х0,05 м) бута с глиной и мергелевой крошкой. Забутовка представляла собой раствор бентонитовой и обычной глины с мелким бутом.

Видимо, стена перегораживала мыс, на котором располагалось поселение, в самой узкой его части. Отсутствие культурного слоя с внешней стороны, незначительная плотность кладки и слоя с внутренней стороны говорят о том, что возведена она была критически быстро и вскоре после этого была разрушена и сожжена. Непосредственно на границе слоя горения (супесь) и слоя разрушения стены (щебнистого суглинка) в 3 см от ЮВ бровки раскопа 2010 г. был найден бронзовый двухлопастной наконечник стрелы с пламеневидной головкой, острие которого было согнуто от сильного удара о твердую поверхность. Наконечник стрелы предварительно определяет время сожжения VIII в. до н. э.

На расстоянии 5 м по длине стены от края прямоугольного углубления под фундамент была обнаружена поперечная кладка, вперевязь примыкающая к внешней стене под прямым углом. Кладка поперечной стены сохранилась в один-два ряда камней. Кладка ориентирована с В на З. В торце лежит крупный камень, перекрывавший кладку по всей ее открытой ширине. Пространство между камнями было забутовано щебнем. Оползшие камни завала у подошвы кладки, видимо, представляли орфостаты с ее фаса.

В 4 м к востоку от открытой внешней стены были обнаружены остатки второй, параллельной внешней оборонительной стене — внутренней стены. Камни ее завала упали внутрь «перибола». Под одним из этих камней была найдена бронзовая бляшка-пуговица. Камни второй (внутренней) оборонительной стены лежали сплошной линией на суглинистом слое по всей длине раскопа 1. На поверхности ряда камней прослежены следы перекала, а на подошве — большое количество прилипших крупных углей. Ширина сохранившейся кладки с ЮВ — 1,3 м, с СЗ — 0,7 м. Длина открытой части кладки — 4,4 м. Кладка четкой системы не имела. Над уровнем древней дневной поверхности — слоем супеси — прослежено три ряда камней среднего и мелкого бута.

У центральной части стены четко фиксировался пролом, у которого было найдено несколько крупных обломков от одного молота из черного диорита, обломки боевых топоров и молотов из местного зеленого диорита, костяная стрела, обломок псалия, пращевые камни, вотивный предмет — катушка с восьмиконечной звездой, подвески из морских раковин в большом количестве, под завалом камней был найден развал чернолощеного сосуда. В слое щебня встречались пережженные докрасна камни, крупные угли.

На памятнике керамика представлена видами горизонта IV-УБ. Помимо известных, в слоях разрушения были найдены сосуды с неизвестными ранее на Уч-Баше элементами декора: закраина миски, украшенная зубчатым штампом, несколько фрагментированных кубков с орнаментом в виде опущенных вниз от шейки горизонтально или с наклоном каннелюров по всему тулову сосуда, причем в одном случае сверху ограниченных каймой из трех горизонтальных каннелюров; крестообразные налепы на стенках мисок, сквозные проколы под венчиком горшковидных сосудов. Все эти элементы декора присутствуют на керамике синхронных культур Северного Причерноморья, таких как Бесарабь, Бабадаг (III фаза), они известны в позднечернолессих и жаботинских комплексах и характерны для этих культур в большей мере, чем для кизилкобинской.

Обращает на себя внимание полное отсутствие человеческих костей на древней дневной поверхности, связанной со временем разрушения городища. На подошве слоя супеси была найдена половина булавы из серого диорита, расколотая в процессе использования со следами ударов о не очень твердый предмет на выпуклой рабочей части. Целая шлифованная булава, изготовленная из мраморовидного известняка, видимо не боевая, а парадная вещь, найдена в слое в северной части Уч-Баша. Она имеет на поверхности потертости, особенно у отверстия для древка с нижней стороны, однако не имеет следов от ударов — ее выпуклая часть тщательно отшлифованная и гладкая. Еще одна небольшая вотивная булава из диорита была найдена разведками у восточного склона Уч-Баша. Этот предмет тоже был фрагментирован. Находки булав в предскифских памятниках Причерноморья крайне редки.

Общая датировка предметов вооружения, конской сбруи и бронзовых украшений приходится на время около VIII века до н. э., что полностью соответствует датировке по керамике поздних комплексов горизонта IV-УБ кизил-кобинской культуры. Учитывая то, что металлургический комплекс на Уч-Баше также предшествует слоям разрушения и приходится на горизонт IV-УБ — время около конца IX — первой половины VIII вв. до н. э. можно говорить о том, что на юге Северного Причерноморья около середины VIII в. до н. э. столкнулись два разных народа. Первый, более ранний, в погребениях которого встречается керамика горизонтов ІІІ и IV-УБ кизил-кобинской культуры, представлен черногоровскими древностями. А второй, предметы вооружения и конского снаряжения которого найдены в слое разрушения Уч-Баша, а именно: бронзовый наконечник стрелы, пирамидальные квадратные в сечении и пулевидные роговые наконечники стрел, оба псалия, булавы, боевые цилиндрическоконические топоры-молоты, а также обломки цилиндрических молотов, бронзовые бляшки — известен по археологической терминологии, как новочеркасские древности или их более ранние прототипы.

Археологические комплексы Уч-Баша разделяются на шесть последовательных хронологических горизонтов, и лишь с одним из них связано производство железных изделий (I – VI-УБ). А вот индустрия бронзовых изделий, появляется на Уч-Баше практически с момента основания поселения. В первом, самом раннем горизонте І-УБ в яме с мусорными остатками были найдены обломки глиняной литейной формочки. Вторая литейная форма, уже каменная, найдена на полу мастерской, видимо, керамической, датирующейся горизонтом ІІ-УБ. Эта формочка изготовлена из мергеля и представляет собой одну створку (двустворчатой?) литейной формы для металлических прутьев, видимо, заготовок, впоследствии, скорее, расковывавшихся.

Специальные горны для бронзовых плавок на поселении не найдены, однако условия находки формочки в нежилом хозяйственном помещении позволяют предполагать, что и для обжига керамики, и для выплавки бронзы применялись одни и те же горны. Это подтверждается и исследованиями по керамическому производству в лесостепной части Северного Причерноморья скифского периода.

Также в пяти хозяйственных (во вторичном использовании — мусорных) ямах жилой части поселения и в заполнении жилой постройки 2 (горизонт ІІІ-УБ) были найдены шлаки, связываемые С. Ф. Стржелецким с бронзовым или медным литьем. Разведками 2006 года в западной части скального мыса Уч-Баш были открыты комплексы, являющиеся частью поселения кизил-кобинской культуры, но имеющие производственный характер. Культурные слои в этой части занимают все пространство над обрывом и тянутся в восточном направлении примерно на 80–100 м.

Раскопки тут начались в 2007 году. Анализ материала раскопок 1950-х годов, современные раскопки на поселении и археологические разведки окрестностей поселения позволили выявить основные черты древней инфраструктуры. Само поселение Уч-Баш занимает исключительное топографическое положение. Оно находится на высоком правом берегу р. Черная у ее впадения в верховье Севастопольской бухты на плато скалы внешней гряды Крымских гор, отвесная часть которой спускается в Инкерманскую долину на 14 м вниз. Эта часть долины еще до недавнего времени была заболоченной, и единственный брод через р. Черная находился менее чем в одном километре от Уч-Баша.

В этом месте находится еще одно небольшое, синхронное Уч-Башу поселение — Сахарная Головка. Материальная культура обоих поселений представлена одними типами вещей. Другими словами, можно предполагать небольшой выселок Уч-Башского поселения на противоположном берегу речки, видимо, контролирующий брод и, соответственно, проход на поселение с суши. Единственный пологий проход на поселение Уч-Баш был на ЮЗ со стороны Гераклейского полуострова. С той стороны по кромке поселения прослеживаются остатки вала, исследованного С. Ф. Стржелецким в 1952 году.

Этими же исследованиями был найден и ров с внешней стороны вала. Остатки оборонительных сооружений были открыты и недавними раскопками. В подстилающих металлургический центр горизонтах были раскопаны остатки оборонительного рва, а в нивелирующих мастерскую перекрывающих горизонтах — остатки древней фортификации. Производство располагалось в восточной части поселения за пределами жилой зоны. На ССВ скальном склоне высоты 197,4, обращенном к плато Уч-Баш, разведками обнаружено месторождение железной руды, разработанное в древности, и, видимо, имеющее отношение к железоделательному производству Уч-Башского поселения. Частично копи уничтожены каменоломней римского времени, а в один из краев выработки раннежелезного времени в раннем Средневековье была впущена келья раннехристианского (ІХ–Х вв.) скального монастыря.

Производственный комплекс был открыт под мощными слоями зольника и суглинка в нижней части раскопа 1 на остатках природного склона плато. Первая открытая конструкция представляла собой два углубления, сообщающиеся между собой. Первое углубление — зафиксированная разведками 2006 года яма, возможно, предгорновая, впущенная ниже уровня пола на 0,13 м в специально выровненную материковую площадку. Второе углубление, вероятно, являющееся горном (горн №1), зафиксировано на уровне материка нижней нивелированной террасы.

При исследовании этого комплекса и были найдены железная капля (конгломерат) и отбросы железного производства. В ходе раскопок удалось установить, что углубление, по всей вероятности, имело прямоугольную в плане форму. В нижней части заполнения часто встречались крупные угли. Нижняя части углубления имела каменную облицовку со следами прокаливания. В южной стенке углубления зафиксированы верхние камни внутренней облицовки. Стенка шириной 1,20 м была облицована до уровня материкового пола плоскими мергелевыми плитами на высоту 0,80 м.

Объект представляет собой сооруженный на подрезанном и террасированном материковом склоне наземный металлургический комплекс с частью площади мастерской, состоящий из остатков наземного кузнечного горна и предгорновой ямы. Сохранившаяся южная стенка горна, углубление от северной стенки и линия углублений от столбов, а также орфостатно стоящие камни ориентированы широтно. Конструкция горна была пристроена подмазками в 5–6 слоев к материковой стенке. К западу от него располагалась предгорновая яма, видимо, с углублением для мехов, сообщающимся воздуховодом с углублением горна.

Наблюдается два периода функционирования горна. Изначально была сооружена вертикальная конструкция высотой до 0,70 м от зафиксированного уровня пола на материке. Она имела одну примыкающую к материку стенку, а вторая была сооружена на специально подготовленной площадке. Аналоги таких конструкций на Кавказе представлены сыродутными горнами для гематитовых и магнетитовых руд. Позже была надстроена верхняя часть стенки (ок. 0,70 м) и поднят уровень пола путем наращивания бентонитовой площадки, что хорошо видно в северной части конструкции. Внутренняя поверхность всех сохранившихся стенок покрыта сажей, а верхняя достроенная часть имеет следы нескольких реконструкций.

Углубление горна на уровне пода было заполнено золой с углем, отбросами, в нем же встречались капли кричного железа (шлаки), обожженные камни (флюсы). Заполнение углубления предгорновой ямы состояло из мергелевой крошки и незначительного количества керамики, костей и др. Северный угол комплекса был сооружен на слое более раннего зольного выброса. Видимо, перестраивая горн, древние строители не стали вычищать предыдущий зольник, а перекрыли его мощным слоем бентонитовой трамбовки.

Дальнейшими исследованиями нижней террасы остатков северо-западного склона плато к северо-востоку от горна №1 были открыты остатки еще шести металлургических горнов. Один из них (горн №2) представлен ямной конструкцией, конструкции четырех других — более сложные. Размеры всех горнов нижней террасы приблизительно одинаковы — 0,6 м в длину и 0,5–0,6 м в ширину. Видимо, первым был построен горн, пятно которого проявилось под трамбовками горнов 3 и 4. Следующим был сооружен горн 6, далее был построен горн 5, и, наконец, последними — горны 3 и 4. Горн 1 был сооружен после прекращения функционирования горнов 2–6. Следует также отметить, что в слое трамбовки над комплексом горнов и в слое суглинка средней террасы были найдены фрагменты одного сосуда, которые склеились. Это корчага с глянцевым черным лощением внешней поверхности и косыми пролощенными каннелюрами.

На исследованной площади мастерской так и не было обнаружено навалов производственных отходов — одной из основных составляющих ранней железоделательной мастерской. Однако следует все-таки учитывать, что комплекс сохранился частично. часть мастерской была уничтожена при строительстве оборонительных сооружений Уч-Баша. Склон балки был уничтожен Каменноломенным оврагом во второй половине ХІХ — начале ХХ в. Во время Второй мировой войны эта часть городища была сильно повреждена взрывом — археологический памятник сохранился тут на отдельных скальных останцах. И, наконец, в нынешнее время часть этих чудом сохранившихся археологических объектов была уничтожена котлованом под сооружение проходческого ствола. То есть истинные размеры комплекса и особенности его расположения все-таки останутся неизвестными.

Датировка объектов мастерской, в целом, включающей 14 горнов и наковальню, определяется датировкой археологических слоев, подстилающих комплексы, формирующих их заполнение и перекрывающих до уровня древней дневной поверхности. Горны 7–12, заполнение углубления с наковальней и сооружение горна 1 датируются по материалу слоя темного суглинка горизонтом IV-УБ или второй половиной ІХ — началом VIII в. до н. э. Горн 13 в заполнении материала не имел и хронологически не определен.

Горны 2–6 предшествовали сооружению горна 1, материал из их заполнения и трамбовок тяготеет более к ІХ в. до н. э. — там отсутствует керамика со штампованным орнаментом, встреченная в перекрывающем наковальню и останец с горнами 9–11 слое, а на парадной посуде преобладает налепной валиковый орнамент. Судя по периодам реконструкций мастерской, одновременно функционировали в ней по два сыродутных горна. Являются ли горны 13 и 14 остатками комплекса разрушенной при строительстве оборонительных сооружений верхней террасы, остается неизвестным. Северо-восточная часть комплекса подстилается наслоениями оборонительного рва, видимо, засыпанного как раз с целью возведения комплекса.

Материал со дна рва — керамика ІІІ-IV горизонтов Уч-Баша, то есть времени, непосредственно предшествовавшего появлению металлургической мастерской. Перекрываются слои и объекты мастерской слоями, связанными с постройкой и вскорости после этого разрушением оборонительных сооружений, причем разрушение приходится на время около середины VIII в. до н. э.

Исследованная мастерская на Уч-Баше позволяет говорить об открытии одного из самых ранних очагов производства железа в Северном Причерноморье, третьего, кроме уже известных кавказского. Не противоречит такой интерпретации открытого на Уч-Баше комплекса и его дата — вторая половина IX — VIII в. до н. э. Именно на это время приходится окончание периода становления обработки железа на территории Восточной Европы.

Вытянутый утес Уч-Баш находится близ Инкермана, на левом берегу реки Черной, между Каменоломенным оврагом и Чертовой балкой. 

Список литературы
Кравченко Э.А. Э. А. Металлургический комплекс на поселении Уч-Баш // Старожитності Північного Причорномор’я та Криму 15. — Запоріжжя, 2009: 71–76.
Кравченко Э. А. Поселение Уч-Баш и финал предскифского периода в Северном Причерноморье // Херсонесский сборник. - 2018
Кравченко Э.А. Раннее железо в Северном Причерноморье и поселение Уч-Баш // Российский археологический ежегодник. - №3. - 2013

Источник текста  - проект "Открытая Археология"

Источник иллюстраций - работа Кравченко Э.А. Раннее железо в Северном Причерноморье и поселение Уч-Баш // Российский археологический ежегодник. - №3. - 2013

Написать комментарий